Подборка исследований о персистенции вируса/вирусных частиц >>>>>>>>>>>>>>

1. Репликация вируса у пациентов с иммуннодефицитными состояниями (1, 2)

2. Персистенция вируса спустя месяц и более.

3. Присутствие вируса до 112 дней в организме.

4. Персистенция в жкт первый месяц и выше.

5. Персистенция в нервной ткани у пациентов с ПЦР -

6. Реактивация вируса в течении полугода при имунносупрессивной терапии

7. Оценка возможной реактивации вируса

8. Изучение возможности встраивания вируса в ДНК (на 1,5-2 года)

9. Отриц. ПЦР - ни о чём не говорит.

10. Динамика антител в течение полугода как маркер персистенции

11. Персистенция первые 3 мес.

12. Персистенция до полугода у имунносупрессивных.

13. Стойкая инфекция SARS-CoV-2 и увеличение количества вирусных вариантов у детей и молодых людей с нарушенным гуморальным иммунитетом

14. Гипотеза о персистенции как объяснении долгого ковида

15. Обнаружение вирусной РНК в плазме спустя месяцы

16. Потеря обоняния может быть связана с персистенцией вируса в обонятельном эпителии

17. Персистентность SARS-CoV-2 связана с антиген-специфическими Т-клеточными ответами CD8

18. Мутация вируса в ВИЧ инфицированной женщине в течении года.

19. Персистенция вирусной РНК в ткани лёгких спустя 105 дней после лёгкого ковида.

20. Персистенция Сарс-2 как причина долгого ковида.

21. SARS-CoV-2 был обнаружен в легких и множественных внелегочных органах тяжелобольных пациентов с COVID-19 в срок до 67 дней после появления симптомов.

22. Выделение, инфекционность и эволюция SARS-CoV-2 у взрослого пациента с ослабленным иммунитетом

23. Самый долгий подтверждённый ковид - 305 дней.

24.Персистенция белка SARS CoV-2 S1 в моноцитах CD16 + при постострых последствиях COVID-19 (PASC) до 15 месяцев после заражения

25.Продолжительность симптомов после COVID-19 связана с устойчивыми иммунными ответами, специфичными для SARS-CoV-2

26.SARS-CoV-2 персистирует в кишечных энтероцитах до 7 мес. после исчезновения симптомов

27.Ускользание SARS-CoV-2 от цитотоксических Т-клеток во время длительного COVID-19

28.Хронический SARS-CoV-2, причина постострых последствий COVID-19 (Long-COVID)?

29.Эволюция SARS-CoV-2 внутри хозяина в кишечнике инфицированных слизистой оболочкой Chlorocebus aethiops (африканских зеленых обезьян)

30.Присутствие SARS-CoV-2 в слюне за девять месяцев: отчет о болезни


Подборка исследований о спайк-токсичности >>>>>>>>>>>>>>>

  1. Персистенция белка SARS CoV-2 S1 в моноцитах CD16 + при постострых последствиях COVID-19 (PASC) до 15 месяцев после заражения

  2. Свободные частицы белка S1 от SARS-CoV-2 могут играть роль в патогенезе инфекции COVID-19

  3. Спайковый белок SARS-CoV-2 вызывает воспаление через TLR2-зависимую активацию пути NF-κB

  4. Как показывают исследования, характерный «шипованный» белок SARS-CoV-2 играет ключевую роль в самом заболевании.

  5. Доказательства наличия шипового белка SARS-CoV-2 в моче пациентов с COVID-19

  6. Белок S1 SARS-CoV-2 проникает через гематоэнцефалический барьер у мышей.

  7. Моделирование поддерживает взаимодействие белка шипа SARS-CoV-2 с никотиновыми рецепторами ацетилхолина.

  8. COVID-19 и нарушение регуляции железа: отдаленное сходство последовательностей между гепсидином и новым гликопротеином коронавирусного спайка

  9. Спайк-белок S1 SARS-CoV-2 индуцирует фибрин (оген), устойчивый к фибринолизу: последствия для образования микроклотов при COVID-19

  10. Патогенные антитела, индуцированные спайковыми белками вирусов COVID-19 и SARS-CoV

  11. Спайк-белок нарушает функцию эндотелия за счёт подавления АПФ2

  12. Взаимодействие белка SARS-CoV-2 с амилоидогенными белками: потенциальные ключи к нейродегенерации

  13. Спайк-белок вируса SARS-CoV-2 в одиночку может вызвать повреждение легких

  14. Спайк-белок коронавируса сам по себе вызвал нарушения свертываемости крови

  15. Взаимодействие белка SARS-CoV-2 с амилоидогенными белками: потенциальные ключи к нейродегенерации

  16. Спайковый белок SARS-CoV-2 индуцирует эндотелиальное воспаление через интегрин α5β1 и NF-κB.

  17. Гликопротеин SARS-CoV-2 Spike S1 является агонистом TLR4, усиливает экспрессию ACE2 и индуцирует провоспалительную поляризацию макрофагов M1.

  18. Аберрантное гликозилирование IgG к SARS-CoV-2 является протромботическим стимулом для тромбоцитов

  19. Спайковый белок SARS-CoV-2 активирует макрофаги и способствует индукции острого воспаления легких у самцов мышей

  20. Взаимосвязь между инфекцией COVID-19 и нейродегенерацией: вычислительное понимание взаимодействий между спайковым белком SARS-CoV-2 и ферментами моноаминоксидазы

  21. Белок спайка Covid-19 связывается с клетками сердца и изменяет их

  22. Перепрограммирование макрофагов на длительный срок приводит к активации воспаления, опосредованной белком, в COVID-19

  23. Гликопротеин SARS-CoV-2 S, связывающийся с несколькими рецепторами хозяина, обеспечивает проникновение в клетки и инфицирование

  24. Доказательство того, что спайковый белок (SP) SARS-Cov-2 / COVID-19 повреждает гемопоэтические стволовые / клетки-предшественники в механизме пироптоза Nlrp3-инфламмасомозависимым образом

  25. Спайк SARS-CoV-2 способствует воспалению и апоптозу посредством аутофагии посредством передачи сигналов PI3K / AKT / mTOR с подавлением ROS

  26. Исследование показывает, что спайковый белок SARS-CoV-2 может вызывать долгосрочные изменения экспрессии генов

  27. Молекулярная мимикрия между SARS-CoV-2 и женской репродуктивной системой

Подборка о РНК-персистенции >>>>>>>>>>>>>>>

  1. Сохранение РНК SARS-CoV-2 в легочной ткани после COVID-19 легкой степени

  2. Сохранение вирусной РНК, синцития пневмоцитов и тромбоза являются признаками запущенной патологии COVID-19

  3. Пост-COVID-19 или стойкий синдром COVID-19: случай обнаружения РНК SARS-CoV-2 в плазме

  4. Самовоспроизводящаяся РНК

  5. РНКемия SARS-CoV-2 позволяет прогнозировать клиническое ухудшение состояния и внелегочные осложнения COVID-19

  6. Влияние вирусемии на органную недостаточность, биомаркеры и смертность в шведской когорте тяжелобольных пациентов с COVID-19

  7. Временная кинетика РНКемии и ассоциированных системных цитокинов у госпитализированных пациентов с COVID-19

  8. Мультисистемный клеточный тропизм SARS-CoV-2 при вскрытии пациентов с COVID-19

  9. Раскрытие патофизиологии неврологических и психиатрических осложнений COVID-19 с использованием органоидов головного мозга

  10. SARS-CoV-2 поражает клетки-предшественники нейронов и органоиды головного мозга человека.

  11. Человеческая трехмерная нейронная ассемблоидная модель инфекции SARS-CoV-2

  12. Нейроинвазия SARS-CoV-2 в мозг человека и мыши

  13. РНКемия SARS-CoV-2 и протеомные траектории позволяют прогнозировать у пациентов с COVID-19, поступивших в отделение интенсивной терапии

  14. Обнаружение фрагментов вирусной РНК в iPSC-Кардиомиоцитах человека

  15. РНК с обратной транскрипцией SARS-CoV-2 может интегрироваться в геном культивируемых клеток человека и может экспрессироваться в тканях, полученных от пациента

  16. Связь между долгим ковидом и РНКемией.

  17. Репликация вируса в макрофагах человека усиливает воспалительный каскад и хронический COVID-19, управляемый интерфероном, у гуманизированных мышей.

  18. РНК SARS-CoV-2 в спинномозговой жидкости пациента с длительным COVID


Гипотеза происхождения постковидных симптомов.

Постковидный синдром или Длительный ковид в настоящий момент является одним из главных объектов пристального внимания учёных, на втором месте после острой инфекции COVID-19. Гипотез происхождения подобных последствий возникает всё больше.

На данный момент самыми распространёнными причинами возникновения постковидных симптомов считаются следующие, в комплексе или отдельно:

- прямое поражение органов вирусом в том числе повреждение эндотелия органов и сосудов в частности, провоцирующих тромбоваскулит

- поражения мозга и центральной нервной системы вирусом или цитокинами (нейровоспаление)

- аутоиммунитет возникающий после острой фазы (+1)

- гипервоспаление и синдром активации тучных клеток

- вирус остаётся в организме благодаря моноцитам , макрофагам , энтероцитам в жкт

По поводу последней гипотезы возникают всё больше исследований, лишь подтверждающих высокую вероятность того, что вирус не покидает организм, в случае сохранения постоянных или волнообразных симптомов длительного ковида, а остаётся в том или ином виде и провоцирует волны воспаления при ослаблении иммунного статуса.

Какая же из составных частиц вируса способна вызывать те или иные симптомы? Это, пожалуй, один из самых важных вопросов сейчас как с позиции иммунологии, так и фармацевтики.


РНК?

Так, РНК всё чаще обнаруживается после перенесённой инфекции не только в органах и тканях долгоболеющих пациентов, но и в плазме крови. Есть работы, в которых исследуется возможность вирусной РНК самостоятельно реплицироваться в клетках организма, в том числе без помощи большинства неструктурных и без производства структурных белков - и, соответственно, без образования зрелых вирионов.

РНК-емия, означающая активное распространение вируса через кровоток, являющаяся формой вирусемии, в настоящее время трактуется исследователями как индикатор неблагоприятного прогноза и внелёгочных осложнений инфекции COVID-19.

Кроме того, РНКемия способствует внелегочной органной недостаточности при коронавирусной болезни .

РНКемия также связана с повышенным уровнем воспалительных цитокинов и хемокинов, таких как MCP-1 и IL-10, в сыворотке крови во время болезни. Это говорит о том, что распространение SARS-CoV-2 вне дыхательных путей способствует системным воспалительным реакциям, которые являются важным фактором системного патогенеза COVID-19.

Есть работы, указывающие на возможность репликацию вирусной РНК во всех системах органов. Пневмоциты и эндотелиальные клетки содержали вирусную РНК даже на более поздних стадиях заболевания. Дополнительной особенностью было общее наличие большого количества дисморфных пневмоцитов, часто образующих синцитиальные элементы.

Репликация вируса SARS-CoV-2 также изучалась с использованием органоидов головного мозга. Были проанализированы образцы надосадочной жидкости от инфицированных органоидов мозга, чтобы оценить высвобождение вирусных частиц SARS-CoV-2. И было обнаружено , что копии гена РНК-зависимой РНК-полимеразы SARS-CoV-2 в супернатанте со временем увеличиваются, что позволяет предположить, что инфицированные клетки могут выделять вирусные частицы. Точно так же были показаны доказательства репликации SARS-CoV-2 в органоиде головного мозга. Кроме того, вирусные частицы и области отростков из структур, подобных эндоплазматическому ретикулуму, наблюдались в органоидах с помощью электронной микроскопии, что позволяет предположить, что SARS-CoV-2 может даже реплицироваться в нейронах.

При циркулирующей РНК вируса в крови, при РНК-емии, впрочем, нельзя исключать вероятность низкого антительного ответа организма. Так, РНК SARS-CoV-2 была обнаружена в плазме или сыворотке пациентов ОРИТ с COVID-19, когда нейтрализующий ответ антител был низким.

Уже появляется статистика, указывающая на то, что антитела у людей с долгим ковидом либо слишком быстро уходят после болезни, либо вовсе не появляются. Однако клеточный иммунитет присутствует до 9,5 месяцев.

Пациенты с Лонг Ковидом имели отрицательную серологию (отсутствие антител) для Covid-19 в 89% случаев, хотя 96% показали специфический клеточный иммунитет к SARS-CoV-2 в среднем через 9,5 месяцев после инфекции.

Это может говорить о том, что частые отрицательные серологические результаты SARS-CoV-2 не исключают перенесенную инфекцию, но следует признать, что данный факт существенно влияет на интерпретацию серологических исследований.

(Таким образом, одним из вариантов подтверждения ковид-инфекции у долгоболящих может стать не столько тест на антитела, сколько выявление РНК в плазме/сыворотке крови.)


Спайк-белок?

По поводу спайк-белка существует ещё больше интересных фактов о его самостоятельном негативном потенциале в организме. (1, 2, 3)

В ряде работ S-белок путешествует в организме в моноцитах и сам по себе отдельно от вируса, высвобождаясь из инфицированных клеток: его, например, находили в мочеиспускательном канале. Частицы этого белка также могут проникать сквозь гематоэнцефалический барьер.

Высказывались версии об отдаленном сходстве последовательностей между богатым цистеином цитоплазматическим хвостом белка шипа коронавируса и белком гепсидин, который обнаруживается у людей и других позвоночных. (Считается, что гепсидин является ключевым регулятором метаболизма железа у людей за счет ингибирования ферропортина, экспортирующего железо.) Эта версия могла бы объяснять нарушение метаболизма железа в остром ковиде.

Были работы, высказывающие мысль о том, что S-белок из SARS-CoV-2 содержит мотив последовательности, аналогичный известным антагонистам никотиновых ацетилхолиновых рецепторов, таким как α-бунгаротоксин из южнокитайской змеи и гликопротеин из вируса бешенства.

Связывание с рецепторами ответственно за клеточно-опосредованные патологии, но само по себе не объясняет коагулопатии.

В данной работе указывается, что спайк-белок способен индуцировать фибрин (оген), устойчивый к фибринолизу. Таким образом, присутствие спайкового белка в кровотоке может способствовать гиперкоагуляции у пациентов с COVID-19 и может вызвать существенное нарушение фибринолиза. Такое литическое нарушение может приводить к постоянным большим микротромбам в образцах плазмы пациентов с COVID-19.

Ещё в одной работе было установлено RBD SARS-CoV-2 S1 связывается с рядом склонных к агрегации гепарин-связывающих белков. Эти взаимодействия предполагают, что сайт связывания гепарина на белке S1 может способствовать связыванию амилоидных белков с вирусной поверхностью и, таким образом, может инициировать агрегацию этих белков и, в конечном итоге, вести к нейродегенерации в головном мозге. Кроме вышеуказанных работ, есть исследования сообщающие о роли спайка в поражении эндотелия органов.

Исследуется также и сам эффект, производимый антителами к спайк-белку на организм. В указанной работе указывается, что патогенные антитела также могут быть ответственны за аутоиммунные заболевания, связанные с инфекцией, в том числе те, с которыми сталкиваются лонгковидники.

Таким образом, при наличии всё больших доказательств автономного потенциала вирусных частиц в организме человека, можно предполагать, что именно персистенция вирусных остатков (теоретически способных к временной репликации) могла бы объяснять длительные симптомы у людей столкнувшихся с инфекцией COVID-19.