В журнале ортопедии и спортивной физиотерапии вышла статья, описывающая наблюдение за пациентами с долгим ковидом, обратившихся за реабилитацией. Многие из них, включая ранее здоровых и здоровых врачей, пытались бороться с поствирусной усталостью с помощью реабилитации на основе физических упражнений. Исследователи наблюдали рост числа пациентов с длительным COVID-19, у которых наблюдались побочные эффекты от лечебной физкультуры и симптомы, поразительно похожие на симптомы миалгического энцефаломиелита (СХУ/МЭ).

История СХУ/МЭ с упражнениями - это история ложных надежд. 14 Более чем три десятилетия попыток физических упражнений среди этой группы населения можно подытожить одним предложением: упражнения могут быть вредными, иногда опасными для жизни, и их следует избегать. Посттравматическое недомогание проявляется как ненормальная физиологическая реакция на физическую или когнитивную нагрузку. 2 Он может сработать после повседневной активности, например душа, и привести к тяжелому сочетанию гриппоподобных и неврологических симптомов и сильной усталости. 2У большинства пациентов начало PEM (сокращённо от "Недомогание после физнагрузки") часто откладывается на 24-72 часа, после чего следует непредсказуемая тяжесть иммунных, неврологических, когнитивных и желудочно-кишечных симптомов, которые могут сохраняться в течение нескольких дней, недель или навсегда.

Длительный COVID и Миалгический Энцефаломиелит/Синдром Хронической Усталости (СХУ/МЭ) - системный обзор и сравнение клинической картины и симптомов.

Является ли миопатия частью длительного коронавируса?

Здесь приводится фрагмент исследования посвященного сходствам и различиям СХУ и долгого ковида.

Ранние исследования в области длительной симптоматики COVID-19 предполагают много совпадений с клинической картиной СХУ/МЭ. Необходимость мониторинга и лечения пациентов после ковида очевидна. Прогресс и стандартизация методологий длительных исследований COVID улучшат качество будущих исследований и могут позволить провести дальнейшие исследования сходств и различий между длительным COVID и СХУ/МЭ.

Длительные симптомы COVID, описанные в каждом исследовании, были нанесены на сравнительную диаграмму между симптомами СХУ/МЭ, соответствующими длительным симптомам COVID и длительными симптомами COVID. Все, кроме четырех симптомов СХУ/МЭ (двигательные нарушения, шум в ушах/двоение в глазах, боль в лимфатических узлах/болезненность, чувствительность к химическим веществам, продуктам питания, лекарствам, запахам), были зарегистрированы по крайней мере в одном выборочном исследовании длительных симптомов COVID .

Все три основных критерия симптомов, как указано в большинстве определений случаев СХУ/МЭ (усталость, снижение повседневной активности, постнагрузочное недомогание), были зарегистрированы в нескольких отобранных длительных исследованиях COVID, причем усталость была наиболее распространенным симптомом (13 из 21 данного исследования).

Все подгруппы в рамках второстепенных критериев ME/CFS (неврологические/болевые, нейрокогнитивные/психиатрические и др.) были сопоставлены с длительными исследованиями. Только три отобранных исследования соответствовали критериям продолжительности ≥6 месяцев для ME/CFS. Было несколько сообщенных длинных симптомов COVID, которые были отличными от симптомов СХУ/МЭ, включая обонятельную дисфункцию, вкусовую дисфункцию и сыпь. Из 29 перечисленных симптомов СХУ/МЭ все, кроме 4, были зарегистрированы по крайней мере одним длительным исследованием COVID. Особенно примечательно, что все три основных критерия симптомов, а именно усталость, снижение повседневной активности и постнагрузочное недомогание, были сообщены многочисленными исследованиями. Кроме того, усталость была специально отмечена в 12 из 21 выбранных исследований, что, вероятно, предполагает усталость как преобладающий симптом пациентов, страдающих от длительного COVID.

Несмотря на результаты этого сравнения, возможно, еще слишком рано устанавливать прямую причинно-следственную связь между длительным COVID и развитием СХУ/МЭ.


Синдром хронического COVID-19 и синдром хронической усталости (СХУ/МЭ) после первой волны пандемии в Германии - первый анализ проспективного обсервационного исследования

Хронический COVID-19, длящийся 6 месяцев, является мультисимптомным, часто изнуряющим заболеванием, удовлетворяющим диагностическим критериям СХУ/МЭ примерно у половины пациентов исследования.

Участники: 42 пациента с персистирующей умеренной или тяжелой усталостью через шесть месяцев после в основном легкой инфекции SARS-CoV-2 в Центре усталости Шарите с июля по ноябрь 2020 года.

Основные итоговые показатели: Первичными исходами были клинические и параклинические данные, а также соответствие диагностическим критериям Синдрома хронической усталости (СХУ/МЭ). Соответствующие неврологические и сердечно-легочные заболевания были исключены.

В этом исследовании приводятся доказательства того, что COVID-19 может вызвать тяжелый хронический синдром с признаками усталости и непереносимости физических нагрузок. Половина пациентов, представленных здесь, соответствуют критериям СХУ.

Из-за совпадения с СХУ/МЭ авторами предлагается термин "хронический синдром COVID-19" (ХК) в качестве подходящей терминологии.

В данном исследовании пациенты, соответствующие диагностическим критериям СХУ/МЭ, имели более тяжелую усталость и функциональную инвалидность и сообщали о более тяжелой непереносимости стресса и гиперчувствительности. Более того, сила сжатия кисти была ниже в этой подгруппе, называемой СХУ/МЭ, но также значительно снижена у многих пациентов без СХУ, называемых ХК. Было также предложено несколько диагностических критериев для использования при СХУ/МЭ.

СХУ/МЭ - изнурительное заболевание, приводящее к серьезным социальным, экономическим и индивидуальным нарушениям. 22 Люди с СХУ/МЭ десятилетиями боролись за то, чтобы их болезнь признали серьезным и изнурительным заболеванием, поскольку многие врачи не умеют диагностировать и лечить это заболевание.

Несмотря на менее выраженное проявление некоторых симптомов в подгруппе ХК, большинство пациентов также имеют серьезные нарушения в повседневной жизни. Около двух третей пациентов требуют сокращенного рабочего графика или не могут работать. Этот вывод согласуется с недавним отчетом об опросе пациентов с длительным периодом COVID через семь месяцев.


Миастения - как возможная причина мышечной слабости, дыхательной недостаточности, глазных проблем.

В медицинских источниках выделяют следующие клинические формы миастении: глазная и генерализованная; с ранним и поздним началом; тимомогенная и без тимомы; серопозитивная и серонегативная. При выявлении антител к ацетилхолиновым рецепторам говорят о серопозитивной форме болезни, при их отсутствии - о серонегативной.

Общепризнанная классификация Американской ассоциации неврологов (The Myasthenia Gravis Foundation of America - MGFA) основана на оценке тяжести клинических проявлений миастении по пятибалльной шкале и распространенности патологического процесса. В соответствии с приведенной классификацией дифференцируют следующие степени тяжести заболевания:

1 - изолированная слабость только окулярных мышц;

2А - преобладание умеренной слабости мышц туловища, либо проксимальных отделов конечностей, либо и того и другого. Также может быть умеренное вовлечение в процесс бульбарной мускулатуры и слабость окулярных мышц любой степени выраженности;

2В - преобладание умеренной слабости бульбарной и дыхательной мускулатуры либо и того и другого.


Миастения, связанная с инфекцией SARS-CoV-2.

Миастения – это хроническое поражение периферического нейро-мышечного аппарата, что приводит к слабости и быстрой утомляемости мышц.

В данной работе у некоторых пациентов, инфицированных коронавирусом 2 (SARS-CoV-2) тяжелого острого респираторного синдрома, наблюдаются неврологические симптомы. Некоторые наблюдатели предполагают, что эти симптомы вызваны вирусной инфекцией нервных клеток, но существует возможность, что эти симптомы могут быть вызваны аутоиммунными механизмами. Миастения - это аутоиммунное заболевание, при котором антитела связываются с рецепторами ацетилхолина (AChR) или с функционально родственными молекулами постсинаптической мембраны в нервно-мышечном соединении.

У троих мужчин возраста 60 + была заподозрена миастения после острого ковида. Общее неврологическое исследование ничего не показало. Повторная стимуляция нервов выявила постсинаптический дефицит нервно-мышечной передачи лицевого (52%) и локтевого (21%) нервов. Сывороточный уровень антител к AChR был повышен (22,8 - 35,7 пмоль / л, нормальное значение <0,4 пмоль / л )

Существует несколько возможных объяснений. Например, антитела, направленные против белков SARS-CoV-2, могут перекрестно реагировать с субъединицами AChR, потому что вирус имеет эпитопы, похожие на компоненты нервно-мышечного соединения; это, как известно, возникает при других неврологических аутоиммунных заболеваниях после инфицирования. Кроме того, инфекция COVID-19 может нарушить иммунологическую самотолерантность.

Является ли миопатия частью долгого ковида?

Миопатия — хронические прогрессирующие нервно-мышечные заболевания, характеризующиеся первичным поражением мышц. Это группа мышечных заболеваний, которые не связаны с нарушением нервной проводимости или нервно-мышечных соединений.

Основными симптомами длительного Covid являются усталость, потеря обоняния и вкуса, артралгии, непереносимость физических упражнений и когнитивные изменения («мозговой туман»). В данной работе было высказано предположение, что нарушение состояния мышц, дизавтономия, иммунная или вирусная нейропатия и гипервентиляция при физической нагрузке играют важную роль в развитии этих симптомов. Здесь описан пациент, который испытал стойкую усталость и мышечную слабость после легкой инфекции Covid-19 без госпитализации.

Обследование пациентов после Covid показало деполяризацию мышечной мембраны. Исследования нервной проводимости от срединного и малоберцового нерва и ЭМГ от передней большеберцовой мышцы были выполнены в тот же день и показали нормальные результаты. Затем с согласия пациента была выполнена тонкоигольная биопсия передней большеберцовой мышцы с помощью одноразового игольчатого инструмента для полуавтоматической биопсии мягких тканей калибра.. Биопсию немедленно заморозили (-80 ° C). Биохимический анализ показал снижение соотношения миозин: актин на 0,957, что сопоставимо со значениями, которые были опубликованы у пациентов с умеренной критической миопатией.

Авторы исследования предполагают, что наблюдаемое изменение потенциала мышечной мембраны и потеря миозина как признак сопутствующих структурных изменений у пациента с явно легким течением заболевания Covid-19 могут быть связаны либо с прямым мышечным поражением вируса SARS-CoV-2, либо с параинфекционным мышечным осложнением. Таким образом, вовлечение мышц в Covid-19 может играть важную роль в развитии long-Covid. Поскольку симптомы длительного Covid часто оказывают значительное влияние на качество жизни пациентов и их профессиональную производительность, а также часто влияют на молодых людей с изначально легким течением заболевания, авторы уверены, что срочно необходимы дальнейшие исследования патологии длительного Covid, чтобы увеличить понимание этого сложного заболевания и в конечном итоге улучшить стратегии лечения.

Миопатические изменения у пациентов с длительной усталостью после COVID-19

В данном исследовании были обследованы 20 пациентов со стойкими нервно-мышечными симптомами, включая усталость, через 77–255 (среднее: 216) дней после острого COVID-19.

Исследования нервной проводимости не показали признаков нейропатии, но у 11 пациентов (55%) были обнаружены миопатические изменения при количественной электромиографии .

Выводы: миопатия может быть важной причиной физической усталости и миалгии при длительном лечении COVID-19 даже у пациентов, не госпитализированных.


ДОЛГОСРОЧНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПЕРЕНЕСЁННОЙ ИНФЕКЦИИ COVID-19 В ИССЛЕДОВАНИИ РАДИОЛОГОВ.

В исследовании, проведённом радиологами, наблюдавшими за пациентами после перенесённой инфекции COVID-19 были выявлены осложнения в

- мышцах

- суставах

- нервах

- тканях

Мышечные последствия

Миалгия, определяемая как мышечные боли, часто отмечалась у пациентов с COVID-19 с распространенностью от 11% до 50% в крупных исследованиях.

При этом другие скелетно-мышечные проявления COVID-19 нечасто описывались на ранних этапах пандемии. Однако появляются новые сообщения о множестве нервно-мышечных и ревматологических осложнений, связанных с инфекцией COVID-19 и течением заболевания, включая миозит, невропатию, и аномалии мягких тканей.

С фиброзом диафрагмальных также может быть связана проблема с дыханием #одышкапостковид, дыхательная недостаточность, неполный вдох, тяжесть при дыхании и затруднения, связанные с дыханием.

Долгосрочные мышечные последствия COVID-19 включают саркопению (потерю мышечной массы) и кахексию, которые были описаны у пациентов с COVID-19 с длительным заболеванием.

Неврологические последствия

Все чаще сообщается о периферической нейропатии на фоне COVID-19. Гипотетическая способность SARS-CoV-2 действовать как новый нейропатоген и напрямую поражать периферические нервы через рецептор ACE2 требует дальнейшего исследования.

Последствия для суставов

Коронавирусы, как правило, больше связаны с артралгией и миалгией, чем с клиническим артритом.

Также сообщалось о различных хронических ревматологических заболеваниях, вызванных SARS-CoV-2, включая системную красную волчанку, дерматомиозит, болезнь Грейвса, ревматоидный артрит и псориатический спондилоартрит. Воспалительные артропатии могут быть вызваны SARS-CoV-2 даже у пациентов с легкими респираторными симптомами или без них, что требует корреляции с тестированием на COVID-19 для установления связи.

Точная причина того, что именно вызывает эти проблемы, сам вирус, либо иммунные комплексы, ответно возникающие в тканях и вызывающие фиброз и отёки, остаётся открытым.

См. картинку внизу.


Боль в спине была наиболее частым симптомом при поступлении. Наиболее частыми пост-острыми симптомами COVID-19 со стороны опорно-двигательного аппарата были утомляемость, боли в позвоночнике и миалгия. Более низкие уровни лимфоцитов и более высокие уровни d- димера, наличие обнаружений COVID-19 на томографии и боль в спине во время острой инфекции COVID-19, более высокая продолжительность пребывания в больнице и наличие хронических заболеваний были связаны с симптомами опорно-двигательного аппарата после COVID-19.

В этом обзоре суммируются доказательства того, что люди с острым COVID-19 и с ME / CFS имеют биологические аномалии, включая окислительно-восстановительный дисбаланс, системное воспаление и нейровоспаление, нарушение способности вырабатывать аденозинтрифосфат и общее гипометаболическое состояние. Эти явления еще недостаточно изучены у людей с длительным течением COVID-19, и о каждом из них сообщалось также при других заболеваниях, особенно неврологических. Также исследуется двунаправленная взаимосвязь между окислительно-восстановительным дисбалансом, воспалением, энергетическим метаболическим дефицитом и гипометаболическим состоянием.

Через 3 месяца у 89,0% выживших был хотя бы один симптом, у 74,6% был хотя бы один ревматический и скелетно-мышечный симптом, а у 82,1% был хотя бы один другой симптом COVID-19. Через 6 месяцев 59,6% выживших имели хотя бы один симптом, 43,2% имели хотя бы один ревматический и скелетно-мышечный симптом и 51,2% имели хотя бы один другой симптом COVID-19. Что касается ревматических и скелетно-мышечных симптомов, 31,6% имели усталость, 18,6% - боли в суставах и 15,1% - миалгию; а что касается других симптомов COVID-19, 25,3% имели одышку, 20,0% - выпадение волос и 17,2% потели через 6 месяцев. В скорректированной модели пациенты женского пола чаще имели усталость (OR: 1,99, 95% ДИ: 1,18–3,34), миалгию (3,00, 1,51–5,98) и боль в суставах (3,39, 1,78–6,50) через 6 месяцев.

Приблизительно у 3 из 5 пациентов был хотя бы один симптом с ≈2 из 5 пациентов имел хотя бы один ревматический и скелетно-мышечный симптом. Усталость, боли в суставах и миалгия были наиболее частыми ревматическими и скелетно-мышечными симптомами. Боль в суставах и миалгия были наиболее распространенными. Эта информация поможет ревматологам понять природу и особенности стойких ревматических и скелетно-мышечных симптомов у госпитализированных лиц, переживших COVID-19, и может способствовать более эффективному ведению таких пациентов.